Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter!

Сверхъестественные парни Версия для печати

В век, когда нам стало доступно почти всё, что душе угодно – стоит лишь ввести поисковый запрос – количество вариантов того, что можно посмотреть или послушать, пропустить или скопировать к себе на страницу, практически не ограничено. Вот почему, когда Дженсена Эклза недавно признали вторым самым популярным актёром планеты по частоте цитирования его постов, Мишу Коллинза поставили на пятое место, а Джареда Падалеки с незначительным отрывом на седьмое, стало ясно: самый долгоиграющий проект CW «Сверхъестественное» достиг культовой популярности. Опережая таких завсегдатаев списка, как Роберт Дауни-мл., Райан Гослинг и Бенедикт Камбербэтч, ключевые актёры «Сверхъестественного» попадают в пятёрку самых популярных в Интернете знаменитостей уже несколько лет подряд, собирая десятки миллионов подписчиков в соцсетях, даже не мелькая при этом в заголовках таблоидов. Фандом «Сверхъестественного» жадно ловит каждое сказанное ими слово.

Rogue не упустил шанса стать первым изданием, посвятившим всю передовицу фотосессии с этой троицей. Не проходит и нескольких минут после их появления на площадке, а озорной настрой и сплочённость уже налицо, и от их обаяния и привлекательности никуда не деться. Среди немалого количества людей искусства, у которых за эти годы мне удалось взять интервью, пожалуй, очень мало кто показал себя столь же приветливым и занятным собеседником, как эти неординарные личности.

Нынче Эклз и Падалеки щеголяют бородами в стиле лесорубов по случаю хиатуса, и они только за любой маскарад: мы вытащили их из привычных небрежных джинсов и клетчатых рубашек, предложив вместо них подборку дизайнерских костюмов – и да, Джареда мы даже одели в розовое. Одни только их юмор и непринуждённое отношение подняли настроение всем на площадке.

В перерыве я выхожу на воздух вместе с Падалеки, и когда мы остаёмся наедине, он мгновенно становится внимательным и располагающим к себе собеседником: понимающий открытый взгляд, тёплый искренний смех и свободные разговоры о жизни. Сразу ясно, застенчивым его не назовёшь. Темы самые разнообразные, от приключений прошлым вечером и знакомства с женой до того, как он справлялся с депрессией. Было очень непривычно слышать, как кто-то откровенно говорит о подобном не как о чём-то постыдном или надоедливом, что тебя не касается. Не так давно он организовал кампанию «Всегда продолжайте бороться», чтобы заставить людей задуматься о душевных заболеваниях, в надежде помочь сломать стереотипы, сложившиеся о тех, кто ими страдает.

В Экзле сквозит похожая искренняя убеждённость, но поначалу он более сдержан в беседе со мной. В отличие от многих знаменитостей, которые стремятся сказать как можно меньше, удачно подобрав слова, он делает это не в стремлении ввести в заблуждение. Он просто чуть более закрыт по сравнению с прямолинейным Падалеки. Однако пообщавшись с Дженсеном несколько часов, осознаёшь, насколько с ним легко и как много в нём, как и в Падалеки и Коллинзе, задора. Это та самая общая тяга к весёлым выходкам, которой они славятся вне экрана: когда они вместе, она возникает сама собой.

«Одно время мы считали, что валяние дурака на площадке, смех во время съёмок сцены и тому подобное – очень непрофессиональное поведение. Мы специально старались не подкалывать друг друга. Но сейчас мы даём себе шанс от души посмеяться над какой-нибудь глупостью, – говорит Эклз, усмехаясь себе под нос. – Я правда считаю, что очень важно смешить друг друга. Все мы готовы смеяться до слёз на площадке. Нам можно выпускать целое собрание неудачных дублей на DVD, материала наберётся на часы».

Эклз и Падалеки вот уже четверть жизни исполняют роли Дина и Сэма Винчестеров в сериале, центром которого является взаимная привязанность братьев. На пути к 12-му сезону Винчестеры, охотники на демонов и привидений, успели сразиться со всевозможными монстрами, призраками, демонами и прочими страшными тварями. Они умирали (неоднократно), их воскрешали, они останавливали Апокалипсис, оказывались в аду и возвращались обратно, убили саму Смерть, одолели Люцифера, были одержимы как ангелами, так и демонами, а совсем недавно столкнулись с Богом и его сестрой, Тьмой. (Создатели заставили зрителей прождать одиннадцать лет, прежде чем Бог предстал перед Винчестерами). Каких ещё монстров можно убить? Насколько ещё можно поднять планку ужаса?

«Мы, вроде как, сами загнали себя в угол таким ходом. Что-то большее придумать уже невозможно, – говорит Эклз, размышляя, какое ещё вселенское зло им осталось уничтожить. – Сейчас мы откатим ситуацию назад и попытаемся вернуться к основам – таков план на новый сезон. Очень многое будет вытекать из того, чем закончился последний сезон. Очень сложно переплюнуть Бога и всё то, с чем мы уже столкнулись. Поэтому сценаристы слегка «сдали назад». Но за нами будет гоняться новый злодей, такой, какого раньше мы ещё не встречали».

Сценаристы подлили ещё масла в огонь: Мэри, мать братьев, которая умерла, когда они были ещё совсем маленькими, вернули из мёртвых, добавив совершенно новую грань семейным взаимоотношениям, лежащим в основе сериала.

«Сэм не очень-то ладил с отцом, когда тот был жив, поэтому очень интересно посмотреть, как он снова будет пытаться вжиться в роль сына, – объясняет Падалеки. – До этого ему и не приходилось толком её играть, его отношения с отцом были натянутыми и полными разногласий, и никто не желал уступать. Поэтому сейчас мы в первый раз увидим Сэма как настоящего сына. На них всё так же нападают посреди ночи, у них масса проблем, а ещё они должны охотиться. Вот только теперь их мать будет охотиться вместе с ними. Это любопытная ситуация для Сэма и Дина, с таким они ещё точно не сталкивались».

Возвращение матери из мёртвых спустя тридцать с лишним лет уже само по себе неслабо встряхнуло сложившийся порядок вещей, но ввод ключевого женского персонажа туда, где раньше всегда заправляли мужчины, определённо привнесёт что-то новое в динамику сериала. «В основном у нас мужской актёрский состав, но мне всегда очень нравилось, что в «Сверхъестественном» любому женскому персонажу палец в рот не клади, – отдаёт должное актрисам сериала Падалеки. – Женские персонажи у нас очень сильные – могущественные и храбрые – и мне по душе, что сценаристы и продюсеры не изображают женщин нежными ромашками, вокруг которых нужно осторожно ходить на цыпочках, и Мэри здесь не исключение. Не буду раскрывать слишком много, но скажу, что нам будет очень на руку, что она оказалась рядом».

Мрачные и серьёзные темы в сериале разбавляют остроумные реплики и постоянные шутки, которые без усилий слетают с уст актёров. Если блудные братья Винчестеры – душа сериала, то другие актёры составляют его бьющееся сердце, например, ангел Кастиэль, которого играет Миша Коллинз. Они проводят в этих образах столько времени, что те уже стали для актёров второй натурой. Когда Эклз говорит о Дине, он словно вспоминает близкого человека. Он провёл более десяти лет, изображая на экране старшего брата Винчестера, и Дин для Эклза уже как живой. Дин – часть него. Даже почти 250 эпизодов спустя Эклзу всё ещё в радость воплощать в жизнь образ невоспетого героя.

«Мне всё так же очень нравится играть этого персонажа, – говорит он о Дине. – Мне очень нравится сюжет, сценарий, который для меня пишут, взаимоотношения этого героя с другими – мне и по сей день интересно за ними наблюдать. Я уже так давно день за днём играю его, а он меня по-прежнему вдохновляет, ставит передо мной непростые задачи, и это доставляет мне удовольствие. Роль нет-нет да и бросит мне вызов, и, наверное, это одна из причин, по которым персонаж не приедается. Потому что мы наслаждаемся процессом, и, думаю, это заметно».

Помимо «Сверхъестественного», телеканал CW славится и другими популярными сериалами, которые обращаются к паранормальным явлениям, такими как «Дневники вампира», «Флэш», «Стрела» и «Первородные». Что же, по мнению Коллинза, так привлекает людей в мире сверхъестественного? «Думаю, все эти фантастические, волшебные истории притягивали человечество тысячелетиями. Люди рассказывают истории о магических и мифологических существах с тех пор, как вообще начали что-то рассказывать. Наверное, особенно привлекает в нашем сериале это самое обращение к не стареющим со временем мифическим повествованиям, но таким образом, что это близко каждому благодаря взаимоотношениям двух братьев в современном мире. Поэтому с одной стороны, зрителей влечёт эпическая мифология, а с другой, она показана с точки зрения братьев, которые просто пытаются выжить, и именно поэтому история становится близка всем, что удаётся далеко не каждому подобному шоу. В сериалах такого жанра всё обычно подано настолько масштабно, что сложно проникнуться, потому что нет ощущения реалистичности происходящего. Но я думаю, что нам как-то удалось найти золотую середину».

«Самое замечательное в мире «Сверхъестественного» то, что наши зрители все эти годы остаются верны нам, они очень понимающие и всегда с нетерпением ждут, куда же нас занесёт в следующий раз. Поэтому мы знаем, что можем позволить себе рискнуть, у нас были серии, где мы такое творили, явно выходили за рамки, – прибавляет Падалеки. – Наверное, ни один другой сериал не ломал четвёртую стену настолько часто и так, как это делали мы, и чтобы это ещё и сходило с рук. И не просто сходило – наши поклонники страшно любят и ценят такие моменты».

«Поскольку мы не привязаны к реальности и находимся в фантастическом мире сверхъестественного, мы можем обращаться к самым что ни на есть человеческим проблемам, но в более широком ключе: люди борются не только с внутренними демонами, но и с настоящими, в телесном обличье, – продолжает он. – Сэм и Дин оба умирали и возвращались к жизни, поэтому мы можем рассказать о смерти, о скорби. Мы не скованы обычными правилами, и можем по-настоящему разобраться в человеческих эмоциях».

Коллинз вторит его умозаключениям: «Мне кажется, у нас огромный спектр того, что можно задействовать в сериале, и именно это подогревает интерес актёров, а у зрителей не возникает ощущения, что история пресна и затянута, – говорит он. – Мы уже неприлично долго снимаем этот сериал, и у нас существует очень строгое правило – не использовать дважды один и тот же материал. Бывало, что темы перекликались, но по большей части мы стараемся каждую неделю рассказывать новую историю. Ведь в нашем распоряжении самые разные инструменты: например, путешествия во времени, телепорт, воскрешение из мёртвых и все остальные диковинные приёмы, которые мы проворачиваем: ломаем четвёртую стену, переходим в другие измерения – у сценаристов масса вариантов того, как разнообразить сериал каждую неделю. Думаю, у нас неплохо получается, что где-то даже удивительно».

К слову, о путешествиях во времени. Я спрашиваю Падалеки, что бы они сказали самим себе молодым, если бы могли отправиться к тому моменту, когда он и Эклз только начали сниматься в «Сверхъестественном». Это заставляет его погрузиться в мысли о событиях десятилетней давности. «Вложитесь в Yahoo и идите на пенсию, – шутит он. – А если серьёзно, прозвучит банально, наверное, но если бы я сказал тем Джареду и Дженсену то, что хочу, они бы меня не послушали и не поняли бы как следует в то время: что иногда жизнь может быть слишком коротка, но если повезёт, она может быть и долгой. Наша – долгая, мы бежим марафон, а не спринт. Поэтому я попросил бы их быть терпеливее и заботиться о себе, не растрачивать все силы сразу, работать умеренно и веселиться после тоже – не торопиться и находить время на себя, – он делает паузу на секунду, как будто готовится огласить вердикт. – В том двадцатилетнем парне и Дженсене ключом била энергия, они рвались взять быка за рога, но мы многому научились, повзрослели, сбросили обороты. Спроси меня в первом сезоне, сколько продлится сериал, я бы ответил, что он не продержится больше года! То же и со вторым, в то время всё, что дольше, было для меня чересчур. Если бы мне в первом сезоне сказали, что будет и двенадцатый, меня, наверное, хватил бы удар. Я подумал бы, что не смогу выдержать двенадцать лет вот так: вдали от друзей, семьи, в чужой стране. Но по ходу сериала, я понял, что нет, я смогу. Дженсен понял, что сможет. Я бы попросил их заботиться о себе и сбавить темп, поскольку в будущем их ожидает такая награда, которая сполна окупит всю боль и страдания».

Как они признаются сейчас, следующая их цель – триста эпизодов. Когда проработаешь бок о бок с десяток лет, образуется крепкая связь, и тесные взаимоотношения неизбежны. Не удивительно, что Джаред (34) и Дженсен (38) стали лучшими друзьями и в жизни. Они были шаферами на свадьбах друг друга, купили дома по соседству (в Остине, штат Техас), в одно время стали отцами. У Падалеки двое сыновей, четырёх и двух лет; у Коллинза шестилетний сын и четырёхлетняя дочка; дочке Эклза три, а его жена сейчас ждёт двойню.

Так как же изменились отношения Падэклзов или Джей-2 (как называют их фанаты) за прошедшие двенадцать лет? «Когда мы с Дженсеном только познакомились, то думали, что весь мир лежит у наших ног, а на деле, как мы вместе выяснили, это совсем не так, – размышляет Падалеки. – Я видел, как он влюбился, сделал предложение, женился и сейчас стал отцом, и он может сказать то же самое обо мне. Точно так же с Мишей, хоть мы всё ещё в шутку называем его «новеньким», это уже его девятый сезон, поэтому можно сказать, что и он взрослел вместе с нами. В сериале нам выпала прекрасная возможность изучить множество граней персонажа, но мы наблюдали и за ростом друг друга, и, наверное, это один из немногих сериалов, который этот процесс отразил. Мы уже не молодые парни, мы стали отцами и мужьями, и друзьями – столкнулись с рождением и смертью, и всем, что лежит между ними. Думаю, этот дух товарищества проявляется и на экране.

Оба актёра с равной теплотой относятся к персонажам и установившейся взаимной связи. «Кажется, мне очень повезло, что в напарники мне достался человек, с которым у меня столько общего, с которым удалось выстроить отношения и стать просто отличными надёжными друзьями на всю жизнь, – делится Эклз. – В любых обстоятельствах это огромная редкость. Такое редко встречается среди коллег, ещё реже в телевизионном сериале, в индустрии, где всё постоянно меняется, где или пан, или пропал. Сейчас я говорю не только о Джареде и Мише, но также и о Джеффри Дине Моргане [папа Винчестер], Марке Шеппарде [Кроули] и других актёрах сериала – здесь я встретил друзей на всю жизнь. Мне очень повезло, что люди, которые приходили к нам как приглашённые актёры, привнесли многое не только в сериал, но и в нашу собственную жизнь. Наши дети играют вместе, а жёны стали лучшими подругами, это поистине уникальная ситуация, если учесть, что источником всему этому послужил сериал. Так что дойти до двенадцатого сезона и всё так же легко находить общий язык, как мы – это практически искусство, отражающее жизнь. В том смысле, что все вокруг готовы поддержать меня, а я – их, как по эту, так и по другую сторону экрана».

«Можно это просто сыграть, но персонажи неуловимо меняются на экране, когда актёры находятся в хороших отношениях в обычной жизни, – добавляет Падалеки. – Я люблю Дженсена и Мишу, я всегда буду рядом с ними, и не сомневаюсь, что с их стороны это чувство взаимно. Вместе мы развиваемся и собираем деньги на благотворительность, привлекаем внимание к проблемам, важным для нас. Однажды, когда сериал закончится, я оглянусь назад и задумаюсь о масштабах всего того, что у нас было, и меня накроет осознанием. Даже интересно, что несмотря на такой большой срок, я никогда всерьёз об этом не задумывался. Как будто мы играем футбольный матч, и сейчас перерыв между таймами, поэтому сложно судить об игре, ведь она ещё не окончена. Однажды я смогу оглянуться назад и вот тогда подумаю… ох, это и вправду было что-то особенное».

— Хизер Сайдлер
Перевод — Татьяна Юдина

Комментарии Подписаться на обновления

2016-11-12 09:38:59
1. Мария

Спасибо за прекрасный перевод!

2016-11-12 15:53:07
2. Ольга

Огромное спасибо за перевод! Очень интересно и трогательно ♡♡♡

Сообщение появится после модерации

Не введено имя
Длина имени превышает 32 символа
Длина e-mail превышает 32 символа
E-mail не соответствует формату
Длина URL превышает 60 символов
Не введено сообщение
Длина сообщения превышает 1024 символа
Длина слова в сообщении превышает 50 символов
Не введен код безопасности
Неверный код безопасности