Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter!

«Сверхъестественное» на страницах «Entertainment Weekly» Версия для печати

Фургон судмедэксперта въезжает на подъездную дорожку.

Разгар августа. Джаред Падалеки и Дженсен Эклз снимают сцену у фермерского дома в сельской местности близ Ванкувера, в данный момент изображающей Айову. Сэм и Дин Винчестеры сменили фланелевые рубашки и джинсы на свитера и брюки, чтобы представиться социальными работниками. Братья делают то, что у них получается лучше всего: притворяются представителями другой профессии, чтобы раскрывать загадки и убивать монстров, другими словами – спасают людей, охотятся на нечисть.

Самый долгоиграющий проект телеканала CW и Warner Bros готовится к 12-му сезону. «Сверхъестественное» рассказывает историю братьев Винчестеров, которые взялись за семейное дело – охоту на монстров – после смерти матери от рук демона. Путешествие, начатое их отцом ради мести, превратилось в истребление бесчисленной нечисти, то и дело приводя братьев на волосок от смерти, а пару раз даже отправляя за грань.

К этому моменту Винчестеры успели пройти путь до Ада и вернуться обратно, убить саму Смерть, столкнуться лицом к лицу с Богом и предотвратить апокалипсис. Однако, пожалуй, ещё больше впечатляет тот факт, что сериал пережил трёх президентов телевизионной сети, четырёх генеральных продюсеров, забастовку сценаристов и четыре переноса времени выхода в эфир. Практика показала, что сам сериал убить даже труднее, чем Винчестеров. «Это один из сериалов, который сильно менялся и всё же каждый раз находил свою целевую аудиторию, которая его поддерживала. – говорит президент Warner Bros. Television Питер Рот. – Он стал невоспетым героем».

Если кто и может рассказать, каково это – быть невоспетым героем, так это Сэм и Дин, которые посвятили жизнь спасению других, не прося ничего взамен. Шутки в сторону, сколько раз им приходилось ночевать в машине? С другой стороны, такой кочевой образ жизни лёг в основу не одного опасного эпизода, и это играет немалую роль в поддержании интереса зрителей. Буквально в прошлом году в серии «Детка» всё повествование велось от лица дорогой сердцу братьев Импалы 1967, при том, что по сравнению с другими безумными идеями, воплощёнными в сериале, эта даже не в первых рядах.

Не считая правил, заложенных в сериал по канону, – да, в команде сценаристов есть историк, который следит, чтобы они не отходили от правды, – даже небеса не предел, когда речь идёт об идеях для сюжета. «Создатель сериала Эрик Крипке говорил: «Курите, пока есть что». «Этим он хотел сказать: какой бы безумной не казалась вам идея, не бойтесь поделиться ей с нами», – говорит исполнительный продюсер Роберт Сингер. Самый показательный пример, к которому привёл этот девиз, – серия из шестого сезона «Весь мир – театр». В ней Сэм и Дин попали в альтернативную реальность, где все принимали их за Джареда Падалеки и Дженсена Эклза, звёзд сериала под названием «Сверхъестественное». «Наш сериал не стеснен рамками реальности. – говорит Эклз. – В реальности мы берём начало, но не ограничиваемся ей. У нас получается чуть ли не пятая стена».

Насколько бы парадоксальными и абстрактными ни становились идеи – у Бога есть сестра! – одно остаётся неизменным: в центре всего этого Эклз и Падалеки, чьи Сэм и Дин – живое сердце сериала (независимо от того, бьются их собственные сердца или нет). Когда они садятся ужинать в Ванкувере, братские отношения между ними (а оба живут в Остине) в перерывах между съёмками, видны невооружённым глазом: они заканчивают предложения друг друга и спорят из-за последнего кусочка рыбы, съеденного Падалеки.

Поклонников уже не удивишь подобным взаимопониманием, однако по-настоящему поражает, что и одиннадцать лет спустя ведущие актёры всё с той же охотой говорят о сериале, даже включают любимые сцены с телефона, чтобы посмотреть за столом. Тридцатичетырёхлетний Падалеки с лёгкостью называет серии, сюжеты которых растрогали его до слёз. В список входят «Сердце», «Жертва» и «Детка». Красной нитью через сериал проходят проникновенные братские моменты, где они обсуждают свою безумную жизнь, где, к примеру, видения Люцифера наяву являются нормой. «Мне кажется, в том, что мы принимаем абстрактное и фантастическое как часть жизни, залог успеха сериала», – говорит Падалеки. Тридцативосьмилетний Эклз прибавляет: «Думаю, чем менее серьёзно к этому относится наш сериал, тем лучше он получается, а вот если он начинает всерьёз относиться ко всем этим делам, то становится страшным до жути».

После сезона, в котором было всё вышеперечисленное, на нового генерального продюсера Эндрю Дабба ложится большая ответственность. Его план – вернуться к основам. «Каждый раз, воплощая в жизнь глобальный сюжет, мы словно раздвигаем рамки шоу. – говорит Дабб. – Наш сериал задумывался как, и лучше всего раскрывается, через небольшие личные истории с присущей данному жанру изюминкой».

Сложно не рассказывать личные истории, когда в конце 11-го сезона воскресла Мэри Винчестер (Саманта Смит), мать Сэма и Дина, которая умерла в пилотной серии. «Вы увидите братьев в роли сыновей, – говорит Эклз. – Мы уже это проходили [с отцом Джоном], но отношения сына и отца отличаются от отношений сына и матери». Бог и Амара отойдут на второй план, а Мэри окажется в бункере и отправится на охоту. «В этом сезоне Сэм и Дин чаще будут в дороге. У нас есть Мэри. И Кас. И Кроули», – говорит Дабб. И поскольку Кроули (Марк Шеппард) будет больше занят тем, как вернуть себе контроль над Адом, чем приключениями Лося и Белки, именно Кастиэль будет поощрять общение братьев с мамой. «Он уже знает, как это, быть чужаком рядом с братьями и в то же время чувствовать с ними связь. – говорит Коллинз, чей персонаж почти стал Винчестерам третьим братом, – Он подталкивает их к встрече лицом к лицу с тем зарядом эмоций, который рождает в них возвращение матери».

Для Сэма это первый настоящий шанс познакомиться с мамой, которая умерла, когда ему было полгода. «Думаю, Сэм в душе окружил образ матери ореолом, – говорит Падалеки, – это почти как свидание вслепую, только Сэм уже влюблён в ту, кого никогда не встречал. Мне было интересно играть этот совершенно новый аспект личности Сэма спустя 240 с лишним серий».

Точнее, всего серий 241, и это ещё не конец. Президент CW Марк Педовиц ясно дал понять: пока всё устраивает ребят и рейтинги относительно стабильны, «Сверхъестественное» ждёт долгая жизнь.

Следующий рубеж, на достижении которого сосредоточены Эклз и Падалеки, – триста эпизодов (а это случится на тринадцатой серии четырнадцатого сезона). Однако, чему их научили Сэм и Дин, так это тому, что Смерть может поджидать за любым поворотом (как правило, в компании пиццы). «Если не доберёмся до трёхсот, мы с Эклзом сильно расстроимся, – говорит Падалеки, – когда отснимем триста, тогда, наверное, можем решить, что пришла пора прощаться. Есть вероятность, что всё изменится, но мы не считаем, что триста эпизодов – уже дело решённое». Эклз прибавляет: «Нам платят за то, чтобы мы привнесли немного магии в написанный сценарий, и я по-прежнему эту магию ощущаю. День, когда это чувство пропадёт, будет очень печальным, и я надеюсь, он никогда не настанет. До того момента хотелось бы добраться до трёхсот эпизодов». (Единственное, что точно известно о конце «Сверхъестественного», так это судьба Детки. «Ему достанется Детка, – говорит Падалеки, кивая на Эклза, – а мне Детка номер два». «Нет, номер три. – поправляет Эклз. – Номер два для трюков. Она раздолбана в хлам»).

Над предместьем Ванкувера заходит солнце, а Сэм и Дин меняют брюки на джинсы и отпускают фургон судмедэксперта. Он им не нужен, в сериале ещё бурлит жизнь. Да и смерть его никогда не останавливала.

— Татьяна Юдина

Комментарии Подписаться на обновления

Сообщение появится после модерации

Не введено имя
Длина имени превышает 32 символа
Длина e-mail превышает 32 символа
E-mail не соответствует формату
Длина URL превышает 60 символов
Не введено сообщение
Длина сообщения превышает 1024 символа
Длина слова в сообщении превышает 50 символов
Не введен код безопасности
Неверный код безопасности